Привет, Гость ! - Войти
- Зарегистрироваться
Персональный сайт пользователя ЛиценЗиЯ: licenziya.www.nn.ru  
пользователь имеет статус «трастовый»
портрет № 398623 зарегистрирован более 1 года назад

ЛиценЗиЯ

популярность: Не участвует в рейтинге
Портрет заполнен на 44%

    Статистика портрета:
  • сейчас просматривают портрет - 0
  • зарегистрированные пользователи посетившие портрет за 7 дней - 0

Отправить приватное сообщение Добавить в друзья Игнорировать Сделать подарок
Блог   >  

Мистика в жизни Достоевского

  19.01.2016 в 13:09   84  

Мистика в жизни Достоевского
Просмотреть или сохранить оригинал: Мистика в жизни Достоевского

Среди богатого наследия Ф.М.Достоевского имеются только три небольшие заметки на тему потустороннего. В 1876г. в своем «Дневнике писателя» автор признался, что он присутствовал на сеансах спиритизма, однако в подробности вдаваться не стал.

Первый спиритический сеанс, описанный Лесковым
Достоевскому хотелось побывать на спиритическом сеансе, чтобы затем писать о подобных событиях на основе собственного опыта. В 1876г. в Петербурге появилась француженка Сент-Клер, которая не была профессиональным медиумом, но обладала необычайной силой. И Достоевский загорелся побывать на ее сеансах.

Сеанс состоялся 13 февраля. Кроме Достоевского, на нем присутствовало еще двое известных писателей – Петр Боборыкин и Николай Лесков.

То, что пережил тогда Федор Михайлович, глубоко потрясло его. Но он по каким-то причинам отказался все это описывать, даже в дневниках. А вот Лесков описал этот спиритический опыт вполне подробно.

Мы, пишет он, собрались у Аксакова в восемь вечера, сели за круглый столик на одной ноге и положили на него руки. Вскоре послышались спиритические стуки, это не был стук ножки стола о пол, он шел словно изнутри самой древесины стола. Поскольку Сент-Клер боялась, что ее могут заподозрить в имитации этих стуков, то предложила нам самим изображать звуки - любые. Я стал царапать стол железным ключом – через мгновение послышался такой же царапающий звук. Повторить его было невозможно, особенно ногами (руки Сент-Клер лежали на столе), записывающих устройств тогда не было.
Затем, продолжает свое повествование Лесков, мы начали писать имена. Достоевский составил список из семи имен - все на французском. Одно имя он повторил на клочке бумаги, который зажал в кулаке. Потом он стал вести карандашом по списку. Когда очередь дошла до Theodore, раздалися утвердительный стук. Федор разжал кулак – на клочке бумаги было написано Theodore. Потом была моя очередь. Все повторилось, причем я убежден, что ни за мной, ни за Достоевским никто не мог подсмотреть.

Следующий был опыт с поднятием стола, вспоминает Лесков, сначала тяжелый массивный стол поднялся на тридцать сантиметров и провисел секунд пять, потом подъем повторился и стол висел в воздухе почти минуту. Этого подстроить было просто невозможно.

Второй спиритический сеанс
Второй спиритический сеанс Федор Достоевский провел у очень хороших ему знакомых, где участвовала также женщина-медиум, некая госпожа Б. Вот как об этом писал сам Федор Михайлович.

В комнате, почти пустой, нас было всего трое – я, хозяин и дама-медиум. Дама сидела в нескольких метрах от стола, за который мне предложили сесть и положить на него носовой платок так, чтобы один конец его свисал вниз. За другой взялся я. Вскоре я почувствовал, что платок кто-то тянет и все сильнее и сильнее. Вскоре я еле удерживал его двумя руками, причем платок так натянулся, что готов был вот-вот порваться. При этом женщина и хозяин дома спокойно сидели в двух метрах от стола.
Достоевский был потрясен, после этого сеанса он признался Бодуэну де Куртенэ, что намерен заниматься спиритизмом самым серьезным образом. Однако планам писателя не суждено было сбыться, поскольку вскоре он умер. После смерти Достоевского один из ярых сторонников спиритизма Вагнер попросил вдову писателя разрешить вызвать дух Федора и спросить его, насколько изменились его взгляды на мистику после смерти. Но Анна Григорьевна запретила это делать, причем категорически. Возможно, кто-то когда-то из спиритуалистов и вызывал дух Достоевского, но доподлинно не известно ни это, ни то, что им ответил писатель из таинственного для нас загробного мира.